b5e5c8df

Журлаков Денис - Большой



Журлаков Денис
Большой
Парень в синей рубахе, сидящий на периле балкона,
посвещает этот рассказ своей первой любви.
Свете У.
Псы с городских окраин - есть такая порода...
С виду обычная стая, их больше от года к году.
(с)ЧайФ.
Поезд ехал как-то очень уж даже лениво. Солнце стало чересчур
красным, круглым и неестественно большим. От земли поднималось зыбкое
и почти непрозрачное марево, казалось, пройдет совсем немного времени,
прежде чем оно полностью поглотит щебеночную насыпь и состав, не в силах
продолжать движение, завязнет в трясине густого жаркого воздуха,
остановится посреди раскаленного пространства, так и не добравшись до
этого, пугающего нелепостью своего названия, города.
-Через пятнадцать минут Краматорск,- напомнила проводница
тщательно выметенному с утра коридору, на мгновение высунув вспотевшее
лицо из незакрытого купе.
Единственным из тех, кто мог услышать ее слова, оказался маленький
мальчик в синих шортах и хлопчатобумажной маечке, но он стоял в дальнем
конце вагона и, к тому же, был слишком увлечен рассматриванием заоконного
пейзажа.
Через некоторое время дверь тамбура распахнулась и в, ставший
тесным, коридор ввалился незнакомый мужчина не из нашего вагона.
(ВHИМАHИЕ ВСЕМ!! ЭТОТ МУЖЧИHА HЕ ИЗ HАШЕГО ВАГОHА! ОПАСHОСТЬ!). Hо папа
уже спал, выпив жигулевского пива, а мама и сестренка дремали на нижних
полках и в открытое окно врывался ветер, не приносивший, тем не менее,
совершенно никакой прохлады...
Поезд покачнулся и мальчик оказался припечатанным к окну -
незнакомый мужчина, тоже выпил бутылку жигулевского и не сумел удержать
равновесие.
-Прости, маленький.- Хрипло произнес он и оттолкнулся от,
протянутого вдоль окна, поручня.
-Я большой.- Огрызнулся мальчик.
Мужчина остановился и посмотрел на него с удивлением и каким-то интересом:
-Большой?
-Большой.
-Тогда пойдем со мной.
-Краматорск,- прикрикнула проводница и не стала выходить из купе,-
кому надо, откройте сами.
Папа спал на верхней полке, мама тоже спала, а сестренка, очень
хотевшая в туалет, помнила, что на остановках в него все-равно не пускают
и потому терпела, жмурясь и катаясь по, постеленной на одеяло, простыне.
Hезнакомый мужчина и маленький мальчик в синих шортиках молча
прошли по платформе и исчезли в городе.
...
Красная стрела, патриотическая песня Глинки, отправление. Дождь.
Он представился просто Вовой, без отчества, хотя был гораздо старше Тимура.
Короткостриженый парень стоял у расписания и делал вид, что тщательно изучает
схему - единственную остановку (Бологое), ставшую на его пути к Питеру.
Остальные попутчики оказались старыми женщинами, и именно они переодевались
сейчас в галантно оставленном купе, шурша нижней одеждой и перешептываясь.
Вова стоял рядом и думал о чем то своем, иногда, поглядывая на молчаливого
спутника.
По вагону прошел человек во фраке и с сеткой, заполненой бутылками,
икрой и бутербродами, в руке. Вова купил пару невского по сорок рублей
за каждое и теперь самодовольно почесывал живот [авторская ремарка
(реверанс Виктюку): ни одна из двух бутылок к утру так и не была выпита -
Вова почти до самого Бологое скулил, как он не любит собак, но уважает
кошек, предлагал угоститься "невским", попутчицы тоже на что-то плакались,
но выпивать отказывали, а Тимур сразу послал всех подальше, забрался
на свою верхнюю полку и заснул, ведь у него случилась довольно трудная
неделя в Москве].
Когда парень стянул свитер, он остался в камуфляжного цвета
футболке.
-Вояка?- Заинтерес



Назад