b5e5c8df

Журавлева Валентина - Астронавт



Журавлева Валентина Николаевна
АСТРОНАВТ
- Что сделаю я для людей?! -
сильнее грома крикнул Данко.
И вдруг он разорвал руками се-
бе грудь и вырвал из нее свое
сердце и высоко поднял его над
головой.
М. Горький
Мне придется в нескольких словах объяснить, что привело
меня в Центральный архив звездоплавания. Иначе будет непо-
нятно то, о чем я хочу рассказать.
Я бортовой врач, участвовала в трех звездных экспедициях.
Моя медицинская специальность - психиатрия. Астропсихиатрия,
как сейчас говорят. Проблема, которой я занимаюсь, возникла
давно, в семидесятых годах XX века. В те времена полет с
Земли на Марс длился свыше года, на Меркурий - около двух
лет. Двигатели работали только на взлете и при посадке. Аст-
рономические наблюдения с ракет не велись - для этого су-
ществовали обсерватории на искусственных спутниках. Что же
делал экипаж в течение многих месяцев полета? В первых рей-
сах - почти ничего. Вынужденное безделье приводило к расс-
тройству нервной системы, вызывало упадок сил, заболевания.
Чтение и радиопередачи не могли заменить то, чего не хватало
первым астронавтам. Нужен был труд, причем труд творческий,
к которому привыкли эти люди. И вот тогда было предложено
комплектовать экипаж людьми увлекающимися. Считалось, что,
чем именно они увлекаются, безразлично, лишь бы это давало
им занятие в полете. Так появились пилоты, которые были
страстными математиками. Появились штурманы, занимающиеся
изучением древних рукописей. Появились инженеры, отдающие
все свободное время поэзии...
В летных книжках астронавтов прибавился еще один - знаме-
нитый двенадцатый - пункт: "Чем увлекаетесь?" Но очень скоро
пришло другое решение проблемы. На межпланетных трассах на-
чали летать корабли с атомарно-ионными двигателями. Продол-
жительность полетов сократилась до нескольких дней. Двенад-
цатый пункт вычеркнули из летных книжек.
Однако несколько лет спустя эта проблема возникла вновь,
в еще более острой форме. Человечество вступило в эпоху
межзвездных перелетов. Атомарно-ионные ракеты, достигавшие
субсветовых скоростей, тем не менее годами летели к ближай-
шим звездам. Время в быстро движущейся ракете замедляется,
но перелеты продолжались восемь, двенадцать, иногда двадцать
лет...
В летных книжках вновь появился двенадцатый пункт. Более
того, он стал одним из главных при комплектовании экипажей.
Межзвездный перелет, с точки зрения пилотирования, на 99,99
процента состоял из вынужденного безделья. Радиопередачи
прерывались уже через месяц после отлета. Еще через несколь-
ко недель нараставшие помехи вынуждали отключать приемники
оптической связи. А впереди были годы, годы, годы...
Ракеты тех времен имели всего шесть-восемь человек экипа-
жа, тесные каюты, оранжерею длиной в полсотню метров. Нам,
летающим на межзвездных лайнерах, трудно представить, как
люди обходились без гимнастического зала, без плавательных
бассейнов, без стереотеатра и прогулочных галерей...
Но я отвлеклась, а рассказ еще не начат. В наши дни две-
надцатый пункт уже не играет существенной роли при выборе
экипажа. Для рейсовых перелетов по обычным маршрутам это,
пожалуй, справедливо. Однако при дальних исследовательских
полетах нужно все-таки комплектовать экипажи людьми увлекаю-
щимися. Таково, во всяком случае, мое мнение. Двенадцатый
пункт - тема моей научной работы. История двенадцатого пунк-
та и привела меня сюда, в Центральный архив звездоплавания.
Признаюсь, вначале слово "архив" мне не понравилось. Я
бор



Назад