b5e5c8df

Журавлев Владимир - Дверь В Никуда



Владимир Журавлев (Владимир 2)
ДВЕРЬ В НИКУДА
Пролог. Игра со смертью.
Часть 1. Исторгнутый из вечности.
Часть 2. Невозможный мир.
Часть 3. Сны на бегу.
Что-то вроде предисловия.
Как говорят, с кем поведешься... Я вот с графоманами повелся. И сам
заграфоманил. Вакцину нужно какую-нибудь придумать, что-ли? А то солидный
уважаемый человек, работы интересной по самые здрасьте, а пишу как
какой-нибудь студент недоучившийся. А что делать, если после изобретения
компьютеров графомания не лечится даже хирургическим путем? Посылаю
примерно пол-опуса.
Знаю, что написано плохо, но может и поможет кому из пишущих лучше меня
на тему "Грядущее завтра" представить себе общество будущего без
марксизма-ленинизма. Ну и формально выполнено условие Никитина: он
грозился начать писать свою утопию, когда кто-нибудь из более молодых
дойдет до половины. Вот здесь примерно половина и есть. Так что уважаемому
Ю.А. пора перестать размазывать кровавые кишки по тоннелям, а браться за
клавиатуру ради счастья человеческого.
Пролог. Игра со смертью.
Долгие сумерки ранней осени постепенно превращали яркость леса в
однообразно-серый фон. Харадор скользил по лесу стремительной неслышной
тенью.
Зелено-пятнистый комбинезон и вязаная шапка, закрывающая и лицо,
оставляя открытыми только глаза и рот, надежно защищали его от влажного
холода, комаров и чужих взглядов, делая неразличимым на фоне листьев и
стволов. Меч и колчан были удобно приторочены на спине, а лук Харадор нес
в руке, чтобы не цеплять им низкие ветви. Сумерки - лучшее время для
разведчика. Лучше даже, чем ночь. В сумерках взгляд слабеет, а изменчивые,
растущие тени скрадывают движение. Слух же еще не успевает обостриться по
ночному, когда постороннего человека слышно за сотню шагов и в ветреном
лесу. Харадор, хотя и горожанин, любил и понимал лес, как никто из его
товарищей. Его способность бесшумно и невидимо просачиваться там, где
другого можно было проследить хотя бы по треску веток, делала его лучшим
разведчиком отряда. Сейчас ему предстояло зайти в тыл противнику и
высмотреть, где они прячут Талисман. Если удастся - то унести, если нет -
вернуться назад незамеченным.
Впереди показался просвет среди стволов, длинная прямая просека.
Идеальное место для засады или сторожевого поста. Бой будет завтра, так
что противник мог быть сегодня беспечен и не выставил охранение. Однако
Харадор не полагался на беспечность противника - еще одно качество лучшего
разведчика. За два десятка шагов до просеки он присел и стал передвигаться
на корточках. А последние шаги прополз и стал внимательно вглядываться
сквозь сплетение веток в лес на той стороне. К сожалению, его осторожность
оказалась не напрасной: в четырех десятках шагов вдоль просеки ветка куста
качнулась. Внимательно вглядевшись, Харадор рассмотрел за веткой голову в
такой-же как у него маскировочной шапочке.
У дозорного видимо затекло тело, и шевельнувшись он слегка качнул ветку.
Непросто пролежать на холодной земле неподвижно хотя-бы час. Заметить
Харадора он не мог, поскольку смотрел в другую сторону. Харадор решил
попробовать проскочить. Лесная просека видимо расчищалась не в этом году,
и проклюнувшиеся кое-где березки достигли уже высоты колена. Если
сдвинуться от дозорного шагов на 30 еще, можно проползти незамеченным.
Дальше уходить опасно, там может быть другой дозорный. Пересечение просеки
было совершено успешно, и Харадор быстро пошел дальше.
Он отошел от просеки на несколько сотен шагов, когда сзад



Назад