b5e5c8df

Завацкая Яна - Квиринские Истории 1



ЯНА ЗАВАЦКАЯ
НИТЬ НАДЕЖДЫ
КВИРИНСКИЕ ИСТОРИИ – 1
Аннотация
Синагет Ледариэн не помнит своих родителей. Она не знает, кто оплатил ее обучение в престижной школе Легиона. Все, что у нее есть, — неукротимая жажда жизни и способность не сдаваться при любых условиях.

Выбраться из любой, самой глубокой ямы; сражаться против судьбы; сохранять верность себе в любом уголке Вселенной и во всех, даже самых тяжелых обстоятельствах; подниматься к высотам богатства и славы — и снова падать, осознавая, что это — не то, что ты ищешь… Она жаждет любви, но есть ли мужчина, способный встать рядом с ней, Дикой Кошкой, повелительницей пиратской империи? Она мечтает о простой искренней дружбе, но это становится почти недостижимым для нее.

Она ищет свою Родину и родных людей, но лишь после многих испытаний Родина сама находит ее — и вместе с тем Синагет обретает призвание. Хеппи-энд? Ну что вы, все еще только начинается…
Пролог 1
В моей душе остаток зла,
И счастья старого зола,
И прежних радостей печаль,
Лишь разум мой способен вдаль
До горизонта протянуть
Надежды рвущуюся нить,
И попытаться изменить
Хоть что-нибудь.
Пустые споры, слов туман,
Дворцы и норы, свет и тьма,
И облегченье лишь в одном —
Стоять до смерти на своем.
Ненужный хлам с души стряхнуть
И старый страх прогнать из глаз.
Из темноты на свет шагнуть,
Как в первый раз.
И в узелок опять связать
Надежды порванную нить,
И в сотый раз себе сказать,
Что что-то можно изменить.
И пусть не стоит свеч игра,
Но верь опять, что победишь!
В конечном счете будет прав
Тот, кто зажег огонь добра!…
Никольский, «Воскресенье».
ПРОЛОГ.
— Курсант Ле-да-ри-эн, — Кэр-Нардин выговаривает мою фамилию с отвращением. Я молча жду, очаровательно улыбаясь. По крайней мере, надеюсь, что очаровательно… с разбитой губой и темными провалами вокруг запавших от бессонницы глаз.
— Прибыть к капитану Дзури. Немедленно.
— Есть, сарт Кэр-Нардин, — (тоже еще имечко), — четко, как положено, отвечаю я. И голос звенит в пустоте коридора, — прибыть к капитану Дзури немедленно.
— Выполняйте, — буркнул сарт.
Это было три года назад, когда мы пришли в Третью Ступень. Я, пятнадцатилетняя нахалка, стояла перед своим новым сартом навытяжку.
— Виновата, сарт.
— В чем дело?
— Моя фамилия — Ледариэн.
Поскольку я поправляла его уже в седьмой раз, лицо Нардина стремительно багровело. Я начала опасаться, что добром это не кончится. Но не сдаваться же… Мне нравится, змей забери, моя фамилия!
— Курсант Ледрен! — произнес он сдавленным голосм, — два наряда вне очереди.
— Есть два наряда вне очереди, сарт Кэр-Нардин, — ответила я, — И простите… Моя фамилия — Ледариэн.
Через час я смиренно наблюдала из-за решетки дисциплинарного отсека однообразный мир, периодически заслоняемый широкой спиной фланирующего туда-сюда часового. Внезапно в дверях показался молодой щеголеватый лат — я уже знала его, это Дзури, наш непосредственный начальник. Тусклая лампочка блеснула сверхновой, отразившись в пряжке его ремня, Дзури мгновенно сфотографировал ситуацию: арестантка из новичков, прибывших в Школу только сегодня.
Я встала. Приложила, как положено, ладонь к виску.
— Лат, я курсант Ледариэн, группа У-14, отбываю арест, срок неопределенный, по приказанию сарта Кэр-Нардина.
Дзури посмотрел мне в глаза, кивнул и вышел. Минут через пятнадцать дверь открыл часовой.
— Иди. К Нардину. Он в учебке сейчас.
Не чуя под собой ног, но стараясь не торопиться, я устремилась в учебку.
Кэр-Нардин уставился на меня с отвращением.
— Арес



Назад