b5e5c8df

Зайканов Павел - Камни Преткновения



Павел ЗАЙКАНОВ
КАМНИ ПРЕТКНОВЕНИЯ
Фантастический рассказ
Степан Разумейко обладал удивительными способностями: он воспринимал
отданные ему мысленно приказы вместе с информацией об их идеальном
исполнении, причем так отчетливо, как если бы все это было сказано вслух.
Собственная воля у него при этом настолько слабела, что он не мог никому
ни в чем отказать, если существовала хоть малейшая возможность выполнить
приказ или просьбу. Мысли он улавливал и в предметно-образной форме,
поэтому воспринимал их даже от иностранцев.
Во времена учебы в школе Степа был самым успевающим учеником. Не
находилось ни одной задачи по математике и физике, которые он сразу бы не
решил, не встречалось ни одного грамматического упражнения, ни даже самого
сложного текста на иностранном, с которыми он не справился бы по первому
требованию учителя. При условии, конечно, если тот сам знал способ решения
или перевод, - знания учителя сразу становились достоянием Степы. Но
иногда преподаватель, будучи не в духе, или отличаясь дурным характером,
больше всего на свете хотел, чтобы не по годам эрудированный ученик не
справился с заданием. И тогда Степа, стоя у доски, упорно отмалчивался и
зарабатывал "двойку".
Отношения с товарищами и одноклассниками складывались и вовсе плохо.
Никто не хотел иметь с ним дело. Случалось, весь класс у него списывал. Но
если у учителя возникали подозрения, он вызывал Степу и тот наедине все
обстоятельно докладывал. Не мог он доносить лишь тогда, когда рядом
находился товарищ, не заинтересованный в этом.
Его часто лупили и прозвали Шестеркой, обидной кличкой, что было
несправедливо, так как Степа ябедничал не по собственной инициативе. Более
того, всякий раз, поведав учителю о чьих-то грехах, он потом всегда
искренне раскаивался, покорно унижался, если того требовали, "ел землю",
набивая рот грязью, и даже соглашался расстаться с жизнью, что вызывало
лишь испуг и досаду у недовольных им мучителей.
Со временем способностями Степана заинтересовались в
нейропсихологическом институте, куда его и пригласили для подробного
обследования.
Там он часто бывал в центре внимания большой аудитории, состоявшей из
именитых ученых, исполнительных лаборантов и просто любознательных
студентов. Все присутствующие одновременно посылали ему мысленный приказ,
который фиксировали у себя на листках бумаги. Потом все задания
сопоставлялись и сравнивались с тем, какие команды выполнял Степан.
Неизменно оказывалось, что он проделывал лишь то, что исходило от
большинства присутствующих, пусть даже с перевесом в один голос.
Дотошные исследователи изобретали все новые и новые тесты, и Степан,
подчиняясь им, как подопытная мышь, блуждал запутанными лабиринтами,
составлял в определенном порядке разноцветные кубики, шары и пирамидки,
строя модели молекул органических веществ, о которых до этого ничего не
слышал. Еще он нажимал всякие кнопки, проползал в темноте по хитроумно
переплетенным трубам и рисовал на бумаге абстрактные фигуры. Но никто так
и не смог объяснить природу его феномена. Достоверным было лишь то, что
замечательные способности Степана не благоприобретенные, а тайна их
природы тщательно скрыта где-то в дебрях генетических построений.
Однажды в институт прибыли два важных лица. От них за версту веяло
угрюмостью и служебной тайной. Они обосновались в кабинете директора и
долго изучали там личное дело Степана, затем пристально наблюдали за ним
на экране монитора. В это время Степан вместе с глухонемым напарн



Назад