b5e5c8df

Зайцев Василий Григорьевич - За Волгой Земли Для Нас Не Было



Зайцев Василий Григорьевич
За Волгой земли для нас не было
Записки снайпера
Текст печатается с учетом последней прижизненной правки автора
{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста
Аннотация издательства: Василий Григорьевич Зайцев - участник
Сталинградского сражения, знатный снайпер, организатор снайперского движения в
62-й армии. Герой Советского Союза. В своих записках он рассказывает о школе
боевого мастерства и раскрывает перед читателями "секреты" снайперского
искусства.
Содержание
1. Детство и юность
2. Тельняшки под гимнастерками
3. Переправа
4. Первый бой
5. Заживо погребенный
6. Не переводя дыхания
7. В день затишья
8. Становлюсь снайпером
9. Первые шаги
10. Сложная позиция
11. Найди снайпера!
12. Когда нельзя спешить
13. Солдатское небо
14. Моя забота
15. Доверие
16. Обида
17. Тюрин и Хабибулин
18. Поединок
19. Служу Советскому Союзу
1. Детство и юность
Все помнят свое детство, рассказывают о нем кто с горечью, кто с умилением
и гордостью - вот какие были у меня детские годы! - но мне еще ни разу не
доводилось слышать определения границ детства. Не помню их и я. Почему?
Вероятно, потому, что первый исходный шаг в детство делался неосмысленно и он
не оставил никакого следа в памяти, а выход из него в юность совершился
незаметно с грузом тоже не очень осмысленных, но привычных детских взглядов на
жизнь. Не зря же говорят - "Взрослые дети". В каком возрасте называют их так -
сказать трудно, если каждый из них не признается, хотя бы самому себе, что
заслужил такой похвалы, к счастью, не в двадцать, а в десять или двенадцать
лет. Бывают, конечно, дети и постарше двадцати лет, но таким детством едва ли
пристойно гордиться.
В моей памяти детство обозначено словами деда Андрея, который взял меня с
собой на охоту, там вручил мне лук с самодельными стрелами и сказал:
- Стрелять надо метко, каждому зверю в глаз. Теперь ты уже не ребенок.
Дети охотно играют во взрослых, но мне было не до игры: в лесу водятся не
игрушечные звери, а настоящие, чуткие, проворные. Хочешь разглядеть, скажем,
козла - какие у него уши, рога, глаза - сиди в засаде так, чтоб он смотрел на
тебя, как на клочок сена или кустик смородины. Лежи, не дыши и ресницами не
шевели. А если пробираешься к лежке зайца, старайся ползти с подветренной
стороны и так, чтоб под тобой не хрустнула ни одна травинка. Срастайся с
землей, припадай к ней кленовым листом и двигайся незаметно. Ведь тебе надо
поразить зайца метким выстрелом из лука. Подползай вплотную, иначе твоя стрела
уйдет мимо цели...
Деды любят внуков сильнее, чем отцы сыновей. Почему так происходит - могут
пояснить только сами деды. Мой дед - Андрей Алексеевич Зайцев, потомственный
охотник, - выбрал меня в любимцы как первенца из наследников своего сына
Григория - отца одной дочери и двух сыновей. Я был самым старшим и рос очень
туго. В семье так и думали, что останусь колобком, аршин с шапкой. Однако деда
не смущал мой маленький рост, и он вкладывал в меня весь свой охотничий опыт
полной мерой, с нескрываемой любовью и пристрастием. Мои неудачи переживал
почти со слезами. И видя это, я платил ему старанием - делал все так, как он
велел. Учился читать следы зверей, как умную книгу, выслеживал лежки волков,
медведей, строил засады так, что дед не мог обнаружить меня, пока я не подавал
ему голос. Такое преуспевание очень нравилось опытному охотнику. Однажды он,
как бы благодаря меня за успехи, пошел на риск: на моих глазах убил волка




Содержание  Назад