b5e5c8df

Загребельный Павел - Смерть В Киеве



Павел Архипович ЗАГРЕБЕЛЬНЫЙ
СМЕРТЬ В КИЕВЕ
Исторический роман
Романы известного украинского прозаика Павла Загребельного,
включенные в однотомник, - о Киевской Руси, "Смерть в Киеве"
рассказывает о борьбе Юрия Долгорукова за объединение русских земель
в единое государство, "Первомост" - о построенном Владимиром
Мономахом первом мосте через Днепр. За эти романы П. Загребельный был
удостоен Государственной премии УССР им. Т. Шевченко.
________________________________________________________________
СОДЕРЖАНИЕ:
ОТ АВТОРА
Смерть первая. СУЗДАЛЬ
Смерть вторая. КИЕВ
ПОЯСНИТЕЛЬНЫЙ СЛОВАРЬ
________________________________________________________________
О Т  А В Т О Р А
Князь Юрий Долгорукий (1090 - 1157) известен как основатель
Москвы. Уже за одно это он заслуживает вечной благодарности потомков.
Хотя, к сожалению, летописцы, а позднее феодально-буржуазные
историки, начиная от В. Татищева, не были справедливы в отношении
Юрия Долгорукого и сделали все для того, чтобы обесславить его.
Факты же свидетельствуют о том, что Долгорукий был одним из
выразителей народного стремления к единству нашей земли, боролся за
это до самой своей смерти.
Боярство и церковники всячески мешали Долгорукому в его
деятельности, выставляя против него таких послушных им князей, как
Изяслав Киевский. Они не останавливались перед тягчайшими
преступлениями, лишь бы только опозорить Долгорукого, не допустить
его в Киев.
Сложилось так, что об этом периоде наши летописцы дают самые
подробные сведения. Вся Киевская летопись, ставшая составной частью
Ипатиевской, посвящена описанию борьбы Долгорукого с Изяславом. После
внимательного сопоставления фактов и очищения их от наслоений,
пристрастных оценок и несправедливых суждений эта 800-летняя история
прочитывается сегодня как еще одно из свидетельств об извечном
стремлении народов нашей необъятной страны жить в дружбе, согласии и
единстве.
СМЕРТЬ ПЕРВАЯ
С У З Д А Л Ь
Киев был полон мягкого сияния. Оно лилось сверху, со спокойного
осеннего неба, высоко вознесенного над киевскими горами, снизу навстречу
ему поднималось сияние зеленое, а между зеленым и небесно-голубым тихо
струилось-переливалось золото соборов, легко ложилась между ними первая
желтизна листьев, это мягкое свечение словно бы проникало в душу, и
невольно казалось, будто и сам ты, входя в этот город, становишься
бессмертным.
Но Дулеб хорошо знал, что за этим спокойным сиянием неистребимо стоит
свежее напоминание о смерти, случившейся в Киеве, - поэтому въезжал он в
город без радости, а если бы имел возможность выбирать, то, наверное,
охотнее отряхнул бы на город прах с ног своих по обычаю апостольскому, чем
отправился по улицам, где еще неделю назад тащили тело убитого князя
Игоря.
Дулеб не был апостолом, он был всего лишь княжьим лекарем
приближенным, получил неожиданную власть не только над плотью князя, но и
над его душой, и случилось так, что великий князь киевский Изяслав
Мстиславович поставил Дулеба выше всех довереннейших бояр, воевод и
тысяцких. И когда в походе против черниговских князей пришла вдруг весть
об убийстве Игоря в Киеве, Изяслав тайно послал Дулеба гнать след в этом
тяжком и кровавом деле.
Дулеб въезжал через Софийские ворота. Был утомлен и хмур, сияние
киевское словно бы и не касалось его, зато щедро проливалось оно на
Иваницу, который с надлежащим почтением к своему хозяину ехал чуточку
позади, был, как всегда, беззаботно-улыбчивым, светел лицом и поражал
каждого встречного несказ



Назад