b5e5c8df

Задорнов Михаил - Загадка Голубой Планеты



Mиxаил Задоpнов
"Загадка голyбой планeты"
Брок смотрел в иллюминатор на приближающуюся планету:
- Вот она - загадка Вселенной!
Пять автоматов-планетоходов посылались уже на эту планету,
где, по всем расчетам, должна была существовать цивилизация.
"Разгадать!" - таково было решение Высочайшего совета, такова
была и мечта Брока. Стукаясь о выступы гулкой головой, к
иллюминатору подплыл Роберт.
Железный человек стального характера - последняя новинка
техники. С ним Брок не боялся опасностей. Роберт был почти
неуязвим. В его схеме было только одно слабое звено - уши. При
соединении их могло произойти короткое замыкание, и тогда он мог
превратиться просто в груду сверхтяжелого металла. Но этого Брок
не боялся, так как расстояние между его ушами при сборке он
тщательно выверял сам.
- Ну что, будем садиться? - вопросительно телепнул Броку
Роберт.
- Да, глуши замедлители! - приказательно оттелепнулся от него
Брок, на всякий случай надевая шапку-невидимку.
- Садиться будем в районе гибели предшественников.
* * *
...Монтесума, Каланча, Сивый и Фантик делали вид, что играют
в прятки.
- Неужели больше не прилетят? - первой нарушила молчание
Милка Каланча.
- Инвариант замороженного времени врать не может! - сказал
Гоша Фантик, малолетний вундеркинд, и поправил очки,
сваливавшиеся с похудевшей от волнения головы.
- Кончай моросить, а то получишь по кумполу! - угрюмо отрезал
Сивый, ревнуя Фантика к Каланче.
- Молчать! - приказала Милка. И все сразу замолкли, боясь
гнева рослой второгодницы.
Монтесума уныло сидел за кустом, сжимая в руках грабли.
Сегодня ему должно было попасть от родителей, потому что сегодня
- первый вторник месяца - в их семье был день профилактической
порки младшего сына.
- Четыре, три, два, один... - отсчитал Фантик, и все
вздернули головы. На голубом небе красовалась желтая точка!
- Ты гений! - сказала Милка и по-товарищески дала Гоше
подзатыльник. За такие мгновения Фантик был готов на все.
Предвкушая победу над пятым "А" по сбору металлолома, дети
разбежались по кустам.
В последний раз сверкнув в вышине чубкинского неба огнями
своих замедлителей, межпланетный корабль одиноко булькнул в одной
из многочисленных луж околицы, обдав лепешками грязи сидевших за
кустами детей.
"А ведь где-то есть другой мир! - подумала Милка. - О котором
мы ничего не знаем..."
От корабля потянуло уже знакомым детям горючим.
- Все на тридцать третьем летают, - заметил Сивый, на нюх не
переваривающий спиртного, - как от отчима воняет...
"Эх, слетать бы туда! - подумала Милка. - Да мать теперь одну
оставлять нельзя".
Люк корабля приоткрылся, и из пего высунулся серебряный
язычок трапа. Ребята ахнули разом. Отряхиваясь от невесомости, на
лужайку увесисто сошел огромный робот.
- Вот это да! Шагающего прислали! - восхитился Сивый. -
Небось тонны три будет! И не унесем-то...
- Раз шагающий, значит, до весов сам дойдет! - догадалась
Милка.
- Сплав УКК ШПД-84, - радостно провозгласил Фантик. - Два
электровоза, три тачки, пять дверных ручек и очень много нашлепок
на джинсы.
- Ура! - подхватили пионеры. - Мы перевыполним план на три
года вперед! И пятому "А" никогда уже по обогнать нас!
Один Монтесума молчал. Ему было все равно. Он думал, как бы
навсегда исключить из календаря первый вторник каждого месяца.
С криками: "Дядя! Дядя! Какой ты хорошенький! Откуда ты такой
прилетел?" - дети наперегонки бросились к роботу.
- Милые вы мои! - Завидовавший людям робот всегда жалел, что
у пего не может



Назад