b5e5c8df

Заболоцкий Николай - История Моего Заключения



Николай Заболоцкий
ИСТОРИЯ МОЕГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
ТЯЖКИЕ ГОДЫ НИКОЛАЯ ЗАБОЛОЦКОГО
Отец Николая Алексеевича Заболоцкого был земским агрономом. Алексей
Агафонович служил близ Казани на сельскохозяйственных фермах, затем в селе
Сернур (ныне это территория Марийской АССР, районный центр). После революции
отец будущего поэта заведовал фермой-совхозом в уездном городе Уржуме, где
Николай Заболоцкий получил среднее образование. Детство его, отчий дом, Уржум,
красоты вятской природы запечатлелись в нем на всю жизнь и многое в ней
определили.
"Мои первые неизгладимые впечатления природы связаны с этими местами.
Вдоволь наслушался я там соловьев, вдоволь насмотрелся закатов и всей
целомудренной прелести растительного мира. Свою сознательную жизнь я почти
полностью прожил в больших городах, но чудесная природа Сернура никогда не
умирала в моей душе и отобразилась во многих моих стихотворениях", - пишет
Заболоцкий в "Ранних годах".
Семнадцати лет ом роду, в 1920 году, Николай Заболоцкий переехал из Уржума
в Москву, а затем в 1921 году - в Петроград. Он учился в Педагогическом
институте имени А. И. Герцена на отделении языка и литературы, после окончания
которого служил в армии.
Жизнь приучила Николая Заболоцкого к серьезному планомерному труду, к
самоограничению и терпению, которые вместе с глубокими замыслами художника
создали его характер. Этот человек смело до дерзости задумывал жизнь.
Казалось, что этот человек - физически и духовно - надолго, на сто лет.
Николай Заболоцкий не искал признания. Он прежде всего искал себя;
художническая индивидуальность, самобытность, свой мир - во главе угла. Он
испытал на себе разные влияния: от Блока до Есенина, от Маяковского до
Ахматовой. Долго накапливал он стихи для первой книги. Когда она ("Столбцы".
1929) вышла, то имела шумный успех. Читатели ее резко разделились на два
лагеря. Одни пришли в восторг от книги, открывшей нового поэта, другие
потешались над ним, возмущаясь, ругали последними словами. Хвалили одиночки,
поносили группы и группки. Если собрать воедино эту критическую ругань, то
получится немалый том, являющий миру близорукость и недомыслие, тупость и
ханжество. Но Николай Заболоцкий стремительно рос ("Как мир меняется! И как я
сам меняюсь!") и продолжал удивлять как своих поклонников, так и своих
хулителей. Число поклонников с годами множилось, они получали из рук поэта
новые подтверждения для своей веры в него и его талант.
В 1928 году Николай Заболоцкий писал своей будущей жене Екатерине
Васильевне Клыковой: "Вера и упорство, труд и честность... Я отрекся от
житейского благополучия, от "общественного положения", оторвался от своей
семьи - для искусства. Вне его - я ничто..." Поэт до конца остался верен этим
принципам в жизни и в творчестве.
Далеко не все стороны биографии поэта освещены.
Доселе в нашей литературе период жизни Николая Заболоцкого между 1938 и
1946 годами выглядел как некая таинственная пауза. Где был поэт в эту пору? 0б
этом не принято было говорить, и в иных писаниях тяжелейший период в жизни
человека выглядел как засекреченная творческая командировка или - еще чего
доброго - пребывание на курорте.
Сейчас, спустя полвека, читатель поэта узнал правду о жизни Заболоцкого.
Этому и посвящена лежащая перед читателем книга.
Помимо небольшого (один печатный лист), но очень ценного в общественном и
литературном отношении очерка "История моего заключения" осталось, к счастью,
около ста писем Н. А. Заболоцкого из лагерей.
В заключении, к



Назад