b5e5c8df 1x slots официальный сайт |

Забелин Игорь - Загадки Хаирхана



Игорь Михайлович Забелин
ЗАГАДКИ ХАИРХАНА
ДОЛИНА ЧЕТЫРЕХ КРЕСТОВ
Глава первая,
в которой рассказывается, почему мы взялись за расследование загадочной истории, а также о том, что такое хроноскоп и что такое хроноскопия
История, которую я собираюсь рассказать, началась, подобно десяткам или сотням других историй, со старых бумаг, найденных на чердаке старого дома.
Правда, нам не пришлось подниматься за ними со свечой в руках по ветхой лестнице на ветхий захламленный чердак: мне позвонили из геолого-географического отделения Академии наук и попросили зайти вместе с моим товарищем-Березкиным.
Во дворе президиума академии, слева от главного здания, стоит двухэтажный флигелек, окрашенный в желтый цвет. Мы вошли в него и поднялись на второй этаж. Нас принял сотрудник отделения Данилевский, уже немолодой человек, чуть располневший, с седеющими висками.
Данилевский извлек из ящика письменного стола две тонкие, сильно потрепанные, со ржавыми подтеками на обложках тетради.
- Вот, - сказал он и легонько пододвинул тетради к нам.-Из-за них мы вас и пригласили. Эти тетради полтора месяца назад переслали в адрес президиума из Краснодарского краеведческого музея.

В сопроводительном письме директор музея сообщил, что их обнаружили на чердаке какого-то полуразрушенного дома на окраине Краснодара. Бумагам повезло: они пережили и гражданскую воину, и фашистскую оккупацию...
- Вы полагаете, что они такие старые? - спросил я.
- В этом нет никакого сомнения. Краснодарцы определили, что первая запись относится к дореволюционному времени, а последняя сделана в 1919 году.
Разобрать, что там написано, очень трудно. Но в тетрадях содержатся сведения о полярной экспедиции Андрея Жильцова.
- Жильцова? - удивился я. - Но эта экспедиция бесследно исчезла!
- Вот именно. Впрочем, можете прочитать сопроводительное письмо.
Из сопроводительного письма мы не узнали ничего нового, кроме фамилии автора записок. По предположению работников краеведческого музея, тетради эти принадлежали участнику экспедиции Зальцману. Мы с нескрываемым любопытством посматривали теперь на тетради, не решаясь взять их в руки.
- Кажется, вас заинтересовало это дело,-сказал наблюдавший за нами Данилевский.- Не согласитесь ли вы взяться за его расследование?
- Вы хотите сказать-за расшифровку записей?
- Не знаю. Может быть, и не только за расшифровку. Во всяком случае, президиум академии готов помочь вам.
- Но почему вы обратились именно к нам?
- Для этого более чем достаточно оснований.- Данилевский улыбнулся. - Насколько нам известно, в круг ваших интересов входит история освоения Сибири. Кроме того, судьба экспедиции настолько загадочна, что, конечно, заинтересует вас как писателя. Наконец, ваше с товарищем Березкиным изобретение- хроноскоп...
"В этом-то все дело, - подумал я. - Мало ли людей, занимающихся исследованием полярных стран, мало ли писателей, близких к географии! Дело прежде всего в хроноскопе, в изобретении Березкина!"
- Будем точны, - сказал я Данилевскому. - Хроноскоп изобрел Березкин. Лишь идея хроноскопа родилась у нас одновременно... Беда же в том, что хроноскоп еще не прошел необходимых испытаний. - Тут я взглянул на Березкина, ожидая с его стороны поддержки.-Нет никакой гарантии, что он полностью оправдает надежды...
- Нет гарантии,-повторил за мной Березкин. Невысокий, широкоплечий, коренастый, с крупной головой, развитыми надбровными дугами и тяжелой нижней челюстью, он производил впечатление неповоротливого тяжелодума, не способного к быстрой и точно



Назад