Библиограф - русские авторы. Выпуск 050


b5e5c8df

От издателей к читателям


Издательство "Пупкин и микроба" приветствует всех сюда пришедших.
Предлагаем вашему вниманию Выпуск 050 из серии "Библиограф - русские авторы."

Уважаемые мамзельки, мадамки и ихние мужики - вы пришли на офигительно полезный сайт про книжки. Книжки русских, советских и антисоветских поэтов, драматургов, писателей и всех кто таковым себя почему-то считал (пусть и с ошибками).
Здесь публикуются фрагменты ихних творений. Вам стразу станет ясно - нужно тратить на это деньги.

Глава 99. Журавлев В. - Жутов И.

В этой главе опубликовано


Журавлева Валентина - Баллада О Звездах
Э_т_о б_ы_л_о в_р_е_м_я, когда люди начинали прокладывать пути в Звездный Мир. Сильнее извечной тяги к морю оказался зов Звездного Мира. Ионолеты покидали Землю.

Буйный, хмельной ветер открытий гнал их к звездам. Еще бродили экспедиции в болотистых лесах Венеры, еще пробивались панцирные ракеты сквозь бушующую атмосферу Юпитера, еще не была составлена карта Сатурна, а корабли уже шли к звездам дальше и дальше...
Э_т_о б_ы_л_о в_р_е_м_я великих открытий. Корабли достигали звезд, опускались на планеты. Чужие солнца пылали над головами астронавтов. Чужая жизнь окружала корабли. Каждый шаг был шагом в Неизведанное.

Корабли возвращались на Землю, и те, кто летал, рассказывали о светящихся в темноте цветахони рассыпались от прикосновения руки, о занесенных илом циклопических постройках - следах исчезнувших цивилизаций, об удивительно ровных базальтовых плитах среди хаоса скал - стартовых площадках чьих-то звездолетов.
Много великих открытий сделали в то время. Удалось познать и очень малое
- зарождение жизни - и очень большое - рождение галактик. Звездный Мир щедро раскрывал свои тайны...
Э_т_о б_ы_л_о в_р_е_м_я суровых испытаний. Через многие опасности проходили корабли. Иногда отказывали двигатели - и корабли исчезали в звездной бездне.

Иногда при спуске разрушалась электронная аппаратура, и астронавты оставались на чужой планете. Начиналась пытка безнадежностью. Никто не мог долго выдержать. Песок постепенно засыпал черную громаду корабля.

Безразлично смотрели круглые, как пустые глазницы, иллюминаторы. Случалось и так, что корабль неосторожно приближался к тусклой, едва светящейся звезде; она внезапно вспыхивала, извергала в пространство раскаленный огненный газ - и корабль не успевал уйти.

В последние минуты вся энергия разрядных батарей отдавалась антеннам корабля, посылавшим на Землю прощальный привет. Корабль погибал, а посланный им сигнал годами летел к Земле сквозь черную бездну Звездного Мира.

Наступало время, и вечно бодрствующие щупальца земных антенн улавливали горестную весть. Тогда все люди, где бы они ни были, на минуту прекращали работу. Земля молчала.
И все же вновь уходили в Звездный Мир корабли. С каждым годом их становилось больше и больше. Шли через все: латали пробоины, нанесенные метеоритами, подолгу терпели дурманящие сознание перегрузки, годами не видели голубого неба Земли.

Шли на великие подвиги - и побеждали.
Э_т_о б_ы_л_о в_р_е_м_я, когда на многих планетах чужих звездных систем люди впервые подняли алый флаг Объединенного Человечества. Желтый диск Проциона, вишневый - звезды Каптейна, голубой - Альтаира светили над этим флагом.

А там, где нельзя было поставить флаги, где атмосфера вечно ярилась и буйствовала, воздвигали обелиски. На них указывалось название корабля, первым достигшего планеты, и время, прошедшее на Земле после Великой Революции.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЧЕРНАЯ ПЫЛЬ
"Искушенный читатель прочтет эту историю и пожмет плечами: стоило ли так волноваться? Он скажет слова, способные погасить Солнце: "Что же здесь особенного?" - и романтики стиснут зубы и отойдут в сторону".
К. Паустовский
Ланской не видел старика шесть лет. Старик часто приглашал к себе учеников, но Ланского он не позвал ни разу. Шесть лет назад в Гибралтаре старик закончил свою последнюю работу - статую Моряка.

Ланской был на открытии. Старик создал великую вещь. Другого от него не ждали: со времен Микеланджело мир не знал лучшего мастера.
Статуя стояла на черных, изъеденных океаном скалах.

Журавлев Василий - Бани Древней Руси И России
Журавлев Владимир - Дверь В Никуда
Журавлев Владимир - Чудо
Журавлев Николай - Живут Три Друга
Журавлева Валентина - Астронавт
Журавлева Валентина - Баллада О Звездах
Журавлева Валентина - Буря
Журавлева Валентина - Второй Путь
Журавлева Валентина - Голубая Планета
Журавлева Валентина - Леонардо
Продолжение главы 99

Глава 100. Забелин И. - Зайцев В.

В этой главе опубликовано


Забирко Виталий - Мародер
Жестоко поступают с путешественниками во времени, если они нарушают законы флуктуации, то есть кардинальным образом меняют уже состоявшееся в их мире прошлое. Конечно, никто их младенцами в колыбели не душит, а просто стирают из самой возможности зачатия.

Но от этого легче не становится. Кому охота жить, жить и вдруг исчезнуть, даже в памяти близких не сохранившись. Нависла угроза «вытирки» и над Егором Никишиным, избравшим себе местом постоянного проживания современную Москву.

Много пришлось ему потрудиться, чтобы выпутаться из межвременной западни и обрести давно желаемую любовь.
Они живут так, будто до них ничего не было и после них ничего не будет, а есть только они, и так будет всегда.
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Мне нравятся крупные развлекательные центры, в которых наряду с игорным бизнесом соседствуют обычные увеселительные аттракционы. Стеклянные двери в громадный зал казино «Фортуна» как бы разделяют два мира: реальный мир, обыденный и пресный, и иллюзорный мир призрачного счастья, где посетителя не покидает ощущение вечного праздника.

Не знаю, что больше сказывается на этом ощущении — работа дизайнеров, умело подобравших при оформлении казино радующую глаз цветовую гамму, мажорные звуковые эффекты, подсветку игровых автоматов, ломберных и рулеточных столов, или общая атмосфера, создаваемая аурой посетителей, надеющихся на выигрыш. Сам я не играю и не люблю наблюдать, как играют другие.

Во время игры слишком много эмоций, по большей части отрицательных, и не в моих правилах попусту будоражить нервы. Я прихожу в казино, сажусь в углу за стойку бара и наслаждаюсь общей атмосферой праздника.

Такое времяпрепровождение помогает развеяться и поднимает настроение. Порой, особенно после работы, это крайне необходимо.
— Добрый вечер, Егор Николаевич, — поздоровался бармен, когда я уселся на высокий табурет у стойки.
— Вечер добрый, Сережа, — кивнул я.
— Что сегодня предпочтете?
— Сегодня, Сережа, я предпочту пиво. Светлое, непастеризованное.
— Живое?
— Именно! Лучшее, на твой вкус.
— У нас все лучшее, — улыбнулся Сережа.
— Вкус у всех разный, — не согласился я.
— Как прикажете, — развел руками бармен. — На мой вкус, то попробуйте «Баварское».
— Никогда не поверю, что вы получаете из Германии живое пиво.
— Зачем из Германии? — пожал плечами Сережа. — «Баварское» — это сорт, а делает его отечественная фирма «Сармат». Как на мой вкус, лучше, чем немецкое.
— Что ж, если рекомендуешь, попробую.
Сережа достал из холодильника бутылку, откупорил и начал наливать в бокал. Нравился мне бармен — всегда приветливый, уважительный и в то же время выдержанный, корректный, знающий себе цену. Никаких там «Чего изволите-с?».

Не выношу в людях ни подобострастия, ни высокомерия.
— Прошу, — поставил бокал на стойку Сережа.
Я пригубил. Пиво было холодным, приятным на вкус и, как бы поточнее сказать… Душистым? Нет, духмяным, вот!
— Уважил, — оценил я.
Губы бармена тронула улыбка, но ни тени снисходительности в ней не проскользнуло. Приятно иметь дело с людьми, имеющими понятие о человеческом достоинстве, как своем, так и собеседника.
— Что будете под пиво, Егор Николаевич? Омары, лангусты, кальмары, семга?
— А раков нет?
Спроси бармена о вобле, он бы меня не понял. Вобла не для таких заведений.
Сережа развел руками.
— Вот тебе и пожалуйста, — огорчился я. — Как что заморское, так навалом, а отечественное… Красная икра есть?
— Под пиво? — Брови Сережи взлетели вверх, и он недоверчиво посмотрел на меня

Забелин Игорь - Загадки Хаирхана (Записки Хроноскописта)
Забелин Игорь - Загадки Хаирхана
Забелин Игорь - Пояс Жизни
Забелин Игорь - Человечество - Для Чего Оно
Забелло Юрий - Планета Для Робинзонов
Забирко Виталий - Антропогенный Фактор
Забирко Виталий - Войнуха
Забирко Виталий - За Морями, За Долами, За Высокими Горами
Забирко Виталий - И Ещё Раз О Контакте
Забирко Виталий - Ловля Млечника На Живца
Продолжение главы 100